Ирэдзуми – произведение искусства.

 

Японская иредзуми 

Появились татуировки с текстами буддийских молитв. В дальнейшем тематика накожных рисунков расширялась, но не выходила за рамки изображений флоры и фауны, религиозных мотивов, изображений мифических героев. За всем этим набором стояли сугубо символические задачи.

 

Изображение цветка пиона символизировало здоровье и благосостояние, хризантемы - стойкость и решительность, цветущей вишни - быстротекучесть, иллюзорность жизни. Животные (изображения орлов, змей, тигров, карпов, драконов) служили символами мужественности, долголетия, мудрости, настойчивости, силы. Нанося себе на кожу рисунок определенного зверя или цветка, человек как бы отдавал себя под его покровительство, заявлял о собственных планах и надеждах. Ирэдзуми в таком случае выполняло функции талисмана.

 

Та же символика крылась и за религиозными рисунками. В моде были татуировки с изображением Будды, святых буддийского пантеона. Особенно популярными были наколки, изображающие богиню милосердия Каннон. Мужчины нередко заказывали татуировщику целые картины, изображавшие священных стражей ада Фудо, чей грозный облик должен был отпугивать злые силы, или мифологических королей-защитников Нио, чьи скульптуры украшали буддистские храмы. Японская иредзуми 

Вскоре и классика укиё-э (японская гравюра) перекочевала в салоны татуировщиков и на спины их клиентов. А вот тюремная графика, изображения черепов, скелетов, кинжалов, пробитых сердец и т. п. евро-американской экзотики в японском ирэдзуми не привились. Столь же нетипичным для японского ирэдзуми является нанесение на тело иероглифических надписей.

 

Однако японскую и западную школы татуировки различает даже не сюжетная тематика, а предпочтение, которое японские мастера отдавали не отдельным рисункам и надписям, а полному узору, покрывавшему практически все тело заказчика. Эстетика татуированного тела должна восприниматься не по отдельным частям, а целиком, как единая картина. И с этой точки зрения японское ирэдзуми, как бы ни морщились противники этой практики, является произведением искусства, хотя, возможно, специфического.